понедельник, 4 июля 2011 г.

Дурацкая установка



Она открыла глаза. Быстро перевела взгляд на будильник: что ж, сегодня чуда не произошло. Она проспала. Опять.

«М-м-м» – только и смогла промычать Она. Но так как искать виноватых времени не было, пулей вылетела из теплой постели и в прямом смысле слова, вскочила в таз с водой.

«А!-а!-а!» – пронеслось в воздухе. Какой…дурак, – хотела она сказать. Но вовремя вспомнила, что сама накануне вечером попала под дождь и, чтобы не заболеть, решила попарить ноги. А только что закипевшая вода показалась ей настолько горячей, что ожидая, пока остынет, так и заснула.



Вслед за первой ногой опустив в таз и вторую, Она как будто что-то вспомнила и торжественно произнесла: «Я не буду расстраиваться». Ударив себя по коленям, решительно выйдя из тазика, так что брызги разлетелись по всему ковру, стала быстро собираться на работу.

Пробегая через комнату, Она схватила из шкафа первую, попавшуюся одежду. Пытаясь одной рукой натянуть свои дежурные джинсы, а другой – свитер с высоким воротником – «хомут», Она стала скачками передвигаться по направлению к ванной. Со стороны Её движения напоминали ужимки кенгуру, которая каким-то образом попала в квартиру. Но Ей было не до сравнений.

Добравшись до ванной, в зеркале, заметив свое не очень-то свежее отражение, пытаясь хоть как-то исправить ситуацию, свободной рукой Она стала нащупывать на полочке возле умывальника зубную щетку, которой, кстати, давно пора было бы найти замену.

Оторвавшись на мгновение от рассматривания своего лица, Она выдавила немного пасты на щетку и начала чистить зубы. В следующую секунду раздался невероятный грохот. Все баночки, тюбики и бутылочки, которых на полочке было, явно больше, чем требовалось, не оставляя ни малейшего шанса своей хозяйке остановить запущенный в движение процесс, дружно свалились на пол.

– Н-е-е-е-т, – пронеслось в ванной. – Только не это, – простонала Она, а точнее, с трудом прошамкала – Ёе рот был заполнен зубной пеной. – Я не буду расстраиваться – еще раз, как завороженная сказала Она себе и, несмотря на то, что выйти из дома на работу нужно было еще, как минимум, минут двадцать назад, собрав все свои силы в кулак, потянулась к крану с водой.

– О! Нет! Вода! – всеми своими силами упрашивала Она то ли кран, то ли воду – однако шипение в кране было ярким доказательством того, что поступление воды в кран в ближайшем будущем ожидать не придется.

Судорожно тряся кран, Она снова и снова повторяла, как заклинание:

– Я не расстраиваюсь, я не расстраиваюсь.

Конечно: «Я не расстраиваюсь» – было понятно только Ей. Ведь паста так и продолжала красоваться во рту, а местами и на подбородке.

Перескакивая, как через кочки на болотистой местности, через валяющиеся на полу баночки, с надеждой найти драгоценную воду, Она прибежала на кухню и приложилась к носику чайника. Но, увы, емкость оказалась пуста.

Только теперь Она почувствовала невероятный запах гари. И посмотрев по сторонам, наконец, вспомнила, что по дороге в ванную поставила на плиту кофе, который преспокойно сбежал и уже порядком пригорел, распространяя этот самый запах сильно горелого кофе по всей кухне.

Повторяя свое заклинание, но вместо: «Я не расстраиваюсь», более, как Ей показалось на тот момент, жизнеутверждающее: «Мне нельзя расстраиваться», – Она подбежала к окну и, взявшись рукой за ручку форточки, потянула её на себя. Форточка не поддавалась. Решив, было, оставить свою несвоевременную затею, Она все же еще раз, но уже двумя руками, схватилась за форточную ручку. Смерть от удушья в собственной кухне Её совсем не устраивала.

Приложив все свои силы, Она потянула ручку … и … вырвала её, что называется, прямо «с мясом».

В коридоре раздался резкий звонок мобильного. И было такое впечатление, что этот самый звонок стал последней каплей в это утро.

Она решительным шагом прошла к телефону:

– Ну, всё. Я вам покажу. Я вам всем покажу, что я не волнуюсь, что это не я волнуюсь… Да! – в буквальном смысле слова, прокричала Она в трубку.

Я «давно ли встала»?! Да, я уже давно встала!!! Я с самого утра испытываю на собственной шкуре твою дурацкую установку. У меня в доме все вверх дном. Я себя паршиво чувствую. У меня в кране нет воды, и я безнадежно опаздываю на работу, – Она рассказывала кому-то на том конце провода то, что с ней произошло, и окончательно обессилев от случившегося, медленно спустилась на пол.

Крик отчаяния перешел в громкие всхлипывания. Ей почему-то стало так жалко себя. Там тоже кто-то что-то кричал. До Неё, наконец, дошло:

– Вы-ход-ной – протянула она, как «выходной»? Подожди. Вчера была пятница. Я попала под дождь. Боялась не простыть. А-а-а – Она подскочила, как ужаленная. Прямо перед ней на стене висел календарь.

– Ты не представляешь, что сегодня произошло – медленно произнесла Она. – Что, что? У меня полный рот пены, в руках я держу ручку от форточки и не расстраиваюсь! Так! Ты еще спишь? Уже нет? Отлично. Быстренько собирайся и ко мне. У меня сегодня настроение хорошее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий